С 1-января увеличились пени за просрочку уплаты налога

С 1-января увеличились пени за просрочку уплаты налога

Это связано с увеличением учитываемого при ее расчете размера ставки рефинансирования Банка России – с 1 января 2016 года он составляет 11%. Дело в том, что теперь значение ставки рефинансирования приравнено к значению ключевой ставки Банка России, определенной на соответствующую дату (указание Банка России от 11 декабря 2015 г. № 3894-У «О ставке рефинансирования Банка России и ключевой ставке Банка России»). А она с 3 августа 2015 года составляет 11% (Информация Банка России от 31 июля 2015 г. «О ключевой ставке Банка России).

И в будущем изменение ставки рефинансирования будет происходить одновременно с изменением ключевой ставки Банка России на ту же величину. Самостоятельное значение ставки рефинансирования больше устанавливаться не будет.

До 1 января 2016 года ставка рефинансирования составляла 8,25% (указание Банка России от 13 сентября 2012 г. № 2873-У «О размере ставки рефинансирования Банка России»).

Напомним, что пеня за каждый день просрочки определяется в процентах от неуплаченной суммы налога или сбора. Она равна 1/300 действующей в это время ставки рефинансирования Банка России (п. 4 ст. 75 НК РФ).

На основании ставки рефинансирования определяются и другие суммы. Например, если налогоплательщику предоставлена отсрочка или рассрочка по уплате налога, проценты на сумму задолженности будут исчислять как 1/2 ставки рефинансирования (п. 4 ст. 64 НК РФ). Вслед за ставкой рефинансирования вырос размер процентов, которые начисляются в случае неправомерного приостановления налоговым органом операций по счетам организации. Теперь он равен 11% (п. 9.2 ст. 76 НК РФ). Такой же размер установлен для процентов, которые платит налоговый орган в случае нарушения срока возврата излишне уплаченного налога (п. 10 ст. 78 НК РФ).

Нарушение права на уважение частной и семейной жизни обойдётся в €40 000

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ)обнаружил несколько нарушений в российском законе, касающемся системы прослушивания мобильных телефонов в России, сообщает пресс-служба суда в пятницу, 4 декабря.

В решении по иску петербургского журналиста Романа Захарова указывается, сотрудники правоохранительных органов могут начать прослушивать устройство, даже не объяснив суду ее необходимость. Кроме того, согласно выводам ЕСПЧ, в законе не прописаны ситуации, при которых прослушивание должно быть прекращено, а также не упорядочен надзор за процедурой получения доступа к переговорам.

В сообщении подчеркивается, что россияне фактически не могут обжаловать подобную слежку за ними, поскольку сначала они должны доказать, что их прослушивали, а это практически невозможно.

Захаров обратился в ЕСПЧ в 2006 году. До этого он пытался обжаловать факт прослушивания своих разговоров в петербургском суде, но его заявление было отклонено. Истец не сумел доказать, что его прослушивали.

ЕСПЧ постановил, что Захаров «имеет право обратиться в Суд с жалобой на то, что является жертвой нарушения Конвенции, хотя он и не может доказать, что его телефонные переговоры действительно прослушивались».

Суд также пришел к выводу, что «в российском законодательстве отсутствуют адекватные и эффективные гарантии против злоупотреблений при прослушивании телефонных и иных переговоров». Суд постановил, что «вывода о нарушении Конвенции достаточно, чтобы компенсировать моральный вред, понесенный господином Захаровым».

В коммюнике отмечается, что в отношении истца была нарушена статья 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Европейской Конвенции по правам человека. ЕСПЧ обязал Россию выплатить Захарову €40 000 издержек.